Индейская борьба и земельные конфликты

“Indigenous struggles and land conflicts in Latin America”

27 мая, около полудня. Университет CIDECI-Unitierra в городке Сан-Кристобаль мексиканского штата Чьяпас принимает большой съезд, созванный Национальным индейским конгрессом (CNI). Всю ночь и рано утром шла регистрация, но и утром люди продолжали прибывать. На открытие Учредительного собрания Индейского совета правления (CIG) в общей сложности собрались 496 назначенных народами делегатов, 56 членов Совета от них, а также 296 гостей. Итого – 848 представителей от 58 народов, из всех 32 штатов Мексики, а также 7 из-за рубежа: апачи и сиу-лакота из США, союзники из Гватемалы и Чили. В тот же день сапатисты призвали к мобилизации в поддержку столичного анархиста Луиса Фернандо Сотело, прибегнувшего к процедуре ампаро – последнему легальному способу добиться освобождения, подав жалобу на решение апелляционного суда, давшего ему 13 лет отсидки. Работа и структура CIG обсуждались по секциям, на следующий день состоялось пленарное заседание (на первом фото). Воззвание к народам Мексики и мира, принятое по итогам встречи:

“Шлем миру наше срочное слово с Учредительного собрания Индейского совета правления, где мы встретились как народы, общины, нации и племена Национального индейского конгресса.

Мы находимся в очень серьезном моменте насилия, страха, траура и ярости из-за усиления капиталистической войны против всех, повсюду на национальной территории. Мы видим убийство женщин за то, что они женщины, детей за то, что они дети, целых народов за то, что они народы.

Политический класс посвятил себя превращению государства в корпорацию, которая продает землю коренных народов, крестьян и горожан, которая продает людей, как если бы они были всего лишь другим товаром, чтобы убивать и хоронить как сырье для наркокартелей, которая продает людей капиталистическим предприятиям, которые эксплуатируют их до тех пор, пока они не заболеют или не погибнут, или продает их по частям на нелегальный рынок органов.

Затем – боль семей исчезнувших и их решение найти своих близких, несмотря на то, что правительство решило этого не делать, потому что там они тоже найдут гниль, которая правит этой страной.

Это та судьба, которую построили для нас эти люди, стремящиеся к разрушению социальной ткани, – что позволяет нам признать себя народами, нациями, племенами, барриос, районами и семьями, чтобы сохранить нас изолированными и одинокими в нашем опустошении, поскольку они объединяют присвоение целых территорий в горах, долинах, на побережьях и в городах.

Это разрушение, которое мы не только осуждаем, но которому противостоим последние 20 лет и которое в значительной части страны превращается в открытую войну, проводимую преступными корпорациями, которые действуют в бесстыдном соучастии со всеми ветвями плохого правления, со всеми политическими партиями и институтами. Вместе они составляют власть свыше и провоцируют отвращение в миллионах мексиканцев в сельской местности и городе.

В разгар этого отвращения они продолжают говорить нам проголосовать за них, верить во власть сверху, позволить им продолжать разрабатывать и навязывать нашу судьбу.

На этом пути мы видим только расширяющуюся войну, горизонт смерти и разрушения для наших земель, наших семей и наших жизней, а также абсолютную уверенность в том, что это только ухудшится – намного хуже – для всех.

Мы повторяем, что только благодаря сопротивлению и бунту мы нашли возможные пути, по которым можем продолжать жить, и через которые мы находим не только способ пережить войну денег против человечества и против нашей Матери-Земли, но и путь к нашему возрождению наряду со всеми семенами, которые мы сеем, и каждой мечтой и каждой надеждой, которая сейчас реализуется в больших регионах в автономных формах безопасности, коммуникации и самоуправления для защиты и обороны наших территорий. В этом отношении нет другого пути кроме того, который идет снизу. Сверху у нас пути нет; этот путь принадлежит им, и мы являемся просто препятствиями.

Эти единственные альтернативные пути, порожденные борьбой наших народов, встречаются в индейских географиях (регионах, – Прим. ред.) всей нашей Мексики и вместе составляют Национальный индейский конгресс. Мы решили не дожидаться неизбежной катастрофы, которую принесли нам капиталистические убийцы, но перейти в наступление и превратить нашу надежду в Индейский совет правления для Мексики, делающий ставку на свои требования жизни снизу и антикапиталистическую левую, секулярный и отвечающий семи принципам “Править подчиняясь” как нашему моральному зароку (подчиняться не командуя; представлять не подменяя; служить другим, а не себе; убеждать не побеждая; идти к низам, а не к верхам; предлагать не навязывая; строить, а не разрушать, – Прим. ред.).

Никакое требование наших народов, никакая решимость и осуществление автономии, никакая воплощенная в реальность надежда никогда не соответствовали электоральным путям и временам, которые власть имущие зовут “демократия”. Учитывая это, мы намерены не только отнять у них свою судьбу, которую они украли и испортили, но и уничтожить гнилую власть, которая убивает наши народы и нашу мать-землю. Единственные трещины, обнаруженные нами для этой задачи, которые освободили сознания и территории, давая комфорт и надежду, – это сопротивление и бунт.

По соглашению этого Учредительного собрания Индейского правящего совета, мы решили назвать в качестве спикера нашего товарища Марию де Хесус Патрисио Мартинес из народа науа, имя которой мы будем стремиться разместить на избирательном бюллетене для мексиканского президентства в 2018 г. и которая станет носителем слова народов, входящих в состав CIG, который, в свою очередь, высоко репрезентативен для коренных народов нашей страны.

Итак, мы не стремимся осуществлять власть; мы хотим демонтировать от трещин, из которых мы знаем, что способны.

Мы доверяем достоинству и честности тех, кто борется: учителям, студентам, крестьянам, рабочим и поденщикам, и хотим углубить трещины, которые сделал каждый из них, демонтируя власть свыше от наименьшего уровня до самого большого. Мы хотим сделать так много трещин, что они станут нашим честным и антикапиталистическим правительством.

Мы призываем тысячи мексиканцев, которые перестали считать своих мертвых и исчезнувших, и которые, со скорбью и страданиями, подняли кулаки и рисковали своими жизнями, чтобы атаковать вперед, не опасаясь размеров врага, и видели, что действительно есть пути, но они были спрятаны коррупцией, репрессиями, неуважением и эксплуатацией.

Мы призываем тех, кто верит в себя, кто верит в товарища на их стороне, кто верит в свою историю и свое будущее: мы призываем их не бояться делать что-то новое, поскольку это единственный путь, который дает нам определенность в предпринимаемых нами шагах.

Наш призыв в том, чтобы организовать себя во всех уголках страны, собрать необходимые элементы для Индейского совета правления и нашего спикера, которая будет зарегистрирована в качестве независимого кандидата на пост президента этой страны, чтобы сорвать вечеринку тех, кто сверху, которая основана на нашей смерти и сделать ее нашей, основанной на достоинстве, организации, строительстве новой страны и нового мира.

Мы созываем все слои общества, чтобы они были внимательны к шагам, принятым и определенным Индейским советом правления, через нашего спикера, чтобы не сдаваться, не продавать, не отклоняться и не уклоняться от задачи вырезания стрелы, которая будет осуществлять наступление всех коренных и некоренных народов, организованных или нет, напрямую в сторону истинного врага”.

Мария де Хесус Патрисио Мартинес (на втором фото), также известная как Маричуй, родилась в индейской общине Тукспан штата Халиско 23 декабря 1963 г. С детства наблюдала, как тамошние женщины, включая ее тетушек и бабушку, лечили больных при помощи традиционной медицины. Когда в 1987 г. слегла ее мать и три года усилий специалистов не принесли улучшения, решила обратиться за советом народных целителей общины – и спустя три месяца лечения, та снова смогла ходить. Так Мария решила продолжить обучение этому делу. Когда в 1994-м грянуло сапатистское восстание, в Сан-Кристобале по призыву EZLN прошел национальный индейский форум, и она была избрана туда представлять свое селение. В рамках марша 29 марта 2001 г. выступила перед Конгрессом от имени коренных женщин Мексики, “ясно дав понять, что процесс комплексной реконструкции коренных народов страны является задачей как мужчин, так и женщин, в одной борьбе, чтобы добиться нашего полного освобождения”. Кроме того, в 1995-м открылся Дом здоровья Тукспана, в котором Мария стала применять свои знания в области народной медицины и фитотерапии. За свою работу в нем, в мае позапрошлого года ее наградили премией муниципалитета за заслуги.

Тем временем, гуляющая по стране нарковойна не прекращает свою кровавую жатву. Во второй половине дня 20 мая в горах штата Халиско убиты вооруженной группой Мигель Васкес Торрес и его брат Агустин, индейцы-уичоли из общины Тепонауакстлан. Сначала ранили Агустина, он был госпитализирован и вскоре скончался. Когда о его гибели узнал Мигель, он прибыл в больницу и был расстрелян на выходе из нее теми же людьми, которые скрылись на микроавтобусе. Мигель был видным защитником территории, преподавал в общине Барранкильяс, но в первую очередь – до марта этого года работал в комиссии по общинным землям Тепонауакстлана, отстаивая процесс восстановления уичолями 184 из 2000 акров своих угодий. Это противостояние с крупными владельцами из муниципалитета Ла-Еска в соседнем штате Наярит тянется уже 50 лет. По мнению жителей, убийство было выполнено наркомафией, но в связи с тем конфликтом, что подтверждается некоторыми расследованиями прокуратуры штата. Добавляем также кадр месячной давности с Национального каравана против парамилитаризма и государственных убийств, связавшего Оахаку, Мехико, Пуэблу и Керетаро со штатом Мичоакан (фото 3). Там осуждали массовые расправы и внесудебные казни по всей стране, такие как Айоцинапа, Ночикстлан или Арантепакуа, выступали и в защиту территории. “Перед лицом крайнего насилия и неспособности государственных учреждений, реакцией людей являются самоуправление и автономия, чтобы управлять своей судьбой”, – пишут об этом тамошние анархистские товарищи.

Напомним, Арантепакуа – индейский поселок в Мичоакане, где споры за доступ к общинной земле не раз приводили к столкновениям с властями, а 5 апреля федеральные копы в гражданской одежде застрелили троих сельскохозяйственных работников и 16-летнего учащегося местной школы COBAEM. 5 мая прошел марш, к 5 июня был организован Общинный круг “Куарича” (на языке пурепеча – “наблюдение” или “бдительность”), призванный обеспечивать безопасность поселка после удаления оттуда всех мексиканских чиновников и копов. Традиционные власти и общинные управляющие землей обеспечили доставку кепок, футболок, мобильных телефонов и радиостанций дальнего действия для десятков самоуправляемых “Куарисов”, добровольно присоединившихся к кругу. На главной баррикаде, построенной на перекрестке дорог, община опубликовала некоторые правила, проголосованные по обычаям и традициям – как для гармонизации между “Куаричей” и посетителями, так и во избежание любых подозрений в репрессиях или незаконном обороте товаров между городами плато пурепеча. В общем, см. фото 4 и 5.

Есть и подробности насчет случившегося 9 мая в муниципалитете Коринто – Колумбия, департамент Каука – где люди наса возвращают свои земли, занятые под сахарный тростник для производства биотоплива. Проходившее тогда собрание (на их языке – минга) близ асьенды “Мирафлорес”, присутствовавшие на котором решили приступить к вырубке тростника под посадку маиса и других пищевых культур, обстреляла полиция. 16-летний Фелипе Кастро Басто, которому пробило легкие, скончался от двух ранений по дороге в больницу города Кали, также были подстрелены другой индейский общинник и корреспондент анархистского ресурса rebeldiacontrainfo.wordpress.com, попавший в критическом состоянии в отделение интенсивной терапии. Это не было случайностью – по доносившимся словам полицаев можно понять, что целились в него именно за его работу, прежде чем обрушить шквал выстрелов в спину. К счастью, большинство не достигли цели, но всё равно задело кишечник. Потом состояние стабилизировалось. Как мы уже писали, в марте на этих плантациях застрелили 27-летнего Хавьера Отеку. А в городе Коринто население запугивают люди с закрытыми лицами, вводится комендантский час, создается атмосфера тревоги и ужаса для изоляции и сдерживания борьбы. См. фото 6 и 7.

Теперь уже Эль-Эстор в Гватемале: утром 27 мая союз рыболовов и другие жители ждали прибытия правительственных властей, в очередной раз попытавшись наладить диалог насчет загрязнения озера Исабаль несколькими горнодобывающими компаниями, сбрасывающими токсичные отходы. Требуя расследовать это и привлечь виновных к ответу, они устроили блокаду трассы Исабаль – Альта-Верапас, при выселении которой полиция применила газ, а также несколько минут вела огонь боевыми патронами. От нее отбивались камнями, но 27-летний общинник-майя Карлос Маас Кок был убит на месте в спину, также сообщается и о раненых. После этого люди вышли на улицы, дом мэра и полицейский пост были подожжены. Власти же пригнали в Эль-Эстор еще больше гражданской полиции и спецназа. 7 рыбаков оказались под угрозой ареста из-за поданного депутатом парламента заявления о совершении ими различных преступлений.

Следующий снимок – из столицы штата Миннесота в США, где “Индустриальные рабочие мира” (IWW) 6 мая возглавили Ралли против адвокатов расовой войны, на ступенях тамошнего Капитолия. Успех был безусловный:

“На протяжении месяцев, неонацисты планировали акцию, которая, как они надеялись, объединила бы альтернативных правых.То, что они ушли, было жалкой показухой, свидетельствующей об их слабости и трусости, когда они прятались за копами, которые их защищали. Для сравнения, у нас было очень мало времени, чтобы мобилизовать оборону против попыток неонацистов распространить свой бренд ненависти. Это говорит о том, что люди способны достичь, и только активизирует тех, кто еще не присоединился к нам на улицах. Наш усиленный голос в форме песни и речевок был полностью спонтанным, но очень эффективным. Мы утопили нацистов и стерли их. Они вышли из Капитолия как грустные пингвины, признав свое поражение. Эта акция доказала, что фашисты никогда не будут крепко держаться в городах-побратимах, пока наше движение уходит корнями в массовый рабочий класс, который будет сопротивляться фашистской неонацистской организации.

Участники нашего встречного митинга держали силу в 200 человек, не считая примерно 100 из тех, кто должен был уйти, и других, которые появились на их месте. По сравнению с примерно 20 нацистами и примерно 30 сторонниками Трампа, мы напомнили, что Сент-Пол всегда будет противостоять произволу любого рода”.

Последнее фото – из Остина, столицы штата Техас. “Black Lives Matter”, мексиканские иммигранты и другие противники проверки миграционных бумаг у любого остановленного полицией нагрянули 29-го в здание мэрии. Когда началось заседание, спокойно заняли сотни мест, но потом начали заглушать находившихся внизу законодателей. “Здесь чтобы остаться!” и “SB4 должен уйти!”, – скандировали они, ссылаясь на подписанный в мае губернатором законопроект. Руководство сказало охране удалить собравшихся, что и было сделано небольшими группами. Обошлось мирно, об арестах не сообщается.

Наконец, вспомним еще о такой годовщине. Демократический гражданский союз кварталов, колоний и общин (UCIDEBACC) основал автономное селение в муниципалитете Сантьяго-Пинотепа-Насьональ мексиканского штата Оахака. Начиная с 22 мая 2001 г., либертарный проект предполагал строительство жилья, народное образование, возвращение территории и заботу о ней. В июне 2013-го ими был организован протест против незаконного строительства магазина “Coppel” в районе Пинотепы – символа урбанизации и бездействия государственной власти в интересах бизнеса. Закончилось это жестокими репрессиями в отношении женщин и детей, а трое активных участников организации – общинный лидер Фелипе Рохас Ордунио, адвокат Либрадо Баньос Родригес и член общинной полиции Теофило Гарсия Лопес – попали в тюрьму, где и удерживаются до сих пор.

390 total views, 8 views today

Deja un comentario

Tu dirección de correo electrónico no será publicada.