Революция городских коммун: вчера, сегодня, завтра

Michael Schraibman

В 12-16 столетиях в Европе разворачивается революция городов против феодалов. Местные жители, в большинстве своем мелкие самостоятельные ремесленники и торговцы, объединенные в коллективы (гильдии, цехи или братства, чем-то напоминающие современные кооперативы) организуют самостоятельное управление городами. Они выбирают муниципальную власть, иногда контролируют ее на своих собраниях. Они отказываются платить дань феодалам и их вооруженным бандам.

Когда мы слышим слово “феодализм” оно часто вводит нас в заблуждение. Мы представляем себе каких-то благородных людей, которые почему-то живут лучше других. Но феодалы – это просто тогдашние рэкитиры, отбиравшие у труженников то, что те производили, в обмен на “защиту” города и села от других банд. Города перестают подчиняться законам феодалов или королей или, во всяком случае, добиваются изменения этих законов в свою пользу.

Такие независимые города стали называться “коммунами”. «Коммуна – это отвратительное слово», – писал в 12 в. церковный хронист Гвиберт Ножанский. Некоторые города добились независимости без кровопролития. Другие, например города Северной Франции – Амьен, Лан, Бове, Суассон и др.- и Фландрии – Гент, Брюгге, Лилль – стали самоуправляющимися в результате упорной, в основном вооруженной, борьбы. Города Южной Франции добились значительной независитмости от феодалов, но затем поверглись разрушительным крестовым походам. Города Северной и Средней Италии – Венеция, Генуя, Сиена, Флоренция, Лукка, Равенна, Болонья и др. стали коммунами еще в 9 -12 вв. Современная Швейцария возникла из ассоциации кантонов, начавшей складываться в 13 столетии.

Ассоциации городов совместно организовывали торговлю, вместе отбивали атаки феодалов и королей. Так североитальянские города (Ломбардская лига — союз из 16 северо-итальянских городов) разбили могущественного императора Фридриха Барбаросу в 1176 году. Торговая Ганза – огромный политический и экономический союз, который объединял почти 300 автономных городов северо-западной Европы с середины 12 до середины 17 веков. Ганзейский союз развивался по мере расширения торговли вдоль берегов Балтийского и Северного морей. В Испании в 1520—1522 годах бушевало “восстание коммунерос” – движение городов во главе с Толедо против власти императора Священной Римской империи Карла V.

Возможно, величайшая трагедий Европы в том, что история не пошла по пути создания федераций независимых городов. Не были полностью искоренены все феодальные отношения (рэкет) и все до одного королевства и империи, централизованно занимавшиеся тем же самым: ограблением автономных городов. Если бы эта возможность – возможность поставить вместо феодальных банд и национальных государств свободные федерации городов – была бы реализована, современная Европа была бы иной. Возможно, она была бы похожа на Швейцарию. Не было бы ни национальных государств, ни монархий, ни Евросоюза. Вместо них существовала бы гигантская конфедерация независимых городов и сел (кантонов) Это не далеко идеал, но Швейцария сегодня – наиболее свободная, богатая, технически развитая и демократичная страна Европы.

Сегодня многие критикуют Евросоюз, США и другие бюрократические машины государств. Почему? Эти машины имеют колоссальные размеры, так как они призванны управлять сотнями миллионов людей. Конечно, в таких системах нет и не может быть никакой демократии. Кроме того, централизованные чиновные аппараты грубо попирают интересы регионов. Не смотря на любые декларации или выборы раз в 4 года, чиновный аппарат из миллионов бюрократов руководит сложными социальными процессами ежедневно. Все небогатое население находится в его полной власти.

Однако, в современом мире есть альтернатива. Ее сформулировал американский социальный исследователь, историк, анархист по взглядам, Мюррей Букчин. Эта альтернатива называется “либертарный коммунализм”. В основе ее лежит представление об обществе, как о конфедерации независимых муниципалитетов. Вольные города и села, в которых власть основана на местных собраниях жителей и референдумах, управляют своей жизнью методами прямой демократии, исходя из собственных интересов. Они принимают любые нужные им законы на собраниях или референдумах, самостоятельно выбирают местные советы. За порядком следят добровольческие ополчения – милиции, на которые возложены и задачи самообороны. Самоуправляющиеся коллективы распространили свою власть и на хозяйственные, экономические отношения, управляя местной собственностью. Организованные в кооперативы производители будут подчиняться решениям местных собраний. Независимые во внутренних вопросах, вольные города вступят в конфедерацию ради решения некоторых экономических, культурных, научных и военных задач крупных масштабов.

Возможно ли это в больших масштабах? Для сторонников либертарного коммунализма и анархизма революция – не большевистский кошмар. Для них социальная революция – продолжение и развитие процесса, который открывается революцией городов-коммун 12 столетия и развивается дальше – до сегодняшнего дня.

Многие люди сегодня критикуют большие централизованные государства, которые диктуют людям, как им жить, подавляют местную культуру и экономику. Однако, в качестве альтернативы критики часто предлагают возврат к сильному национальному государству (сторонники Брекзита в Великобритании, Национальный фронт Марин Ле Пен во Франции), то есть к иной, но то же бюрократической системе. Но, теоретически, существует и другая возможность – превращение Европы в гигантскую конфедерацию автономных муниципалитетов. В этом смысле социальная революция есть продолжение очень древней исторической борьбы.

Либертарный коммунализм получил сегодня широкое распространение в мире. В Мексике, в штатах Герреро, Оахака, Мичоакан и Сиапас возникли автономные муниципалитеты. Они отказываются платить налоги мексиканскому государству, устанавливают власть общих собраний, выбирают собственные муниципальные советы, берут землю в коллективную собственность. В Сирии в ряде арабских и курдских городов появилась власть местного самоуправления, причем Местные Советы научились жить без государства.


Болонья. Город получил статус свободной Коммуны в 11 веке, тогда же в Болонье был основан первый в Европе университет.

194 total views, 3 views today

Deja un comentario

Tu dirección de correo electrónico no será publicada.